среда, 24 мая 2017 г.

Влияние информационной безопасности на формирование научного потенциала студента

Тезисы моего выступления на конференции в ВГАУ, состоявшейся 4 апреля 2017 г.


 
Аннотация. В работе уточняются содержания понятий «информационная безопасность» и «научный потенциал студента» и на этой базе устанавливается логическая связь между понятиями и процессами обеспечения информационной безопасности субъектов информационных отношений и формирования научного потенциала студента.

 
Ключевые слова: информационная безопасность, информационное пространство, научный потенциал студента, знание, мотивация. 

 
 Abstract: the contents of the notions "information security" and "student's scientific potential" are specified in the work and on this basis a logical connection is established between the concepts and processes of ensuring information security of subjects of information relations and the formation of the student's scientific potential.

 
Keywords: information security, information space, student's scientific potential, knowledge, motivation

 
Проблема формирования научного потенциала студента в современной России стоит достаточно остро. Ни для кого не секрет, что в настоящее время образовательные учреждения испытывают серьёзные трудности в этом вопросе. Это обусловлено и отвлечением педагогов от занятий исследовательской деятельностью на составление различных планов, отчётов, программ и прочих, на самом деле, никому ненужных бумаг, на участие в аттестациях, аккредитациях, лицензированиях и прочих административных «игрищах», и тем, что научно-исследовательская и педагогическая работа в государственной образовательной сфере для молодых специалистов становится непривлекательной в связи с низкой социальной значимостью профессии ученого, её непрестижностью, трудоемким, ненормированным, низко оплачиваемым трудом [1], и, даже, физической опасностью заниматься научной деятельностью [2].

По этим и ряду других причин продолжается активный переход трудоспособных научных кадров в другие сферы деятельности, что обусловлено, в том числе, и развитием кризисных процессов в самой науке, и ростом потребностей различных сфер экономики в квалифицированных кадрах. Россия остаётся единственн­ой страной в мире, где идёт сокращение­ количества­ ученых и где уровень образования не коррелирован с уровнем заработной платы. В Китае, например, за последние годы их число увеличилос­ь в разы, финансирование науки выросло, и сегодня почти в 40 раз превышает российские показатели. В Бразилии за эти годы произошла научно-аграрная революция за счёт внедрения новых технологий­ в сельскохоз­яйственное­ производст­во [2]. В этих условиях основным направлением кадровой политики в высшей школе остаётся «выращивание» специалистов через развитие научного потенциала студентов, вовлечение их в научно-исследовательскую, инновационную, проектную деятельность [1].

Но тема моего доклада для многих участников конференции может показаться странной: какова связь между информационной безопасностью и научным потенциалом студента? Такой вопрос вполне логично вытекает из артикулированной российской наукой и конституированного российским законодательством трактовки понятия «информационная безопасность» как состояния защищённости интересов личности, общества, государства в информационной сфере. Более антинаучного определения этому понятию придумать трудно. Но беда даже не в этом. Беда в том, что понятие «информационная безопасность» подавляющим большинством учёных, законодателем и всеми практиками понимается как синоним понятия «безопасность информации», а проблема обеспечения информационной безопасности субъектов всех уровней структурной сложности трактуется исключительно как защита информации от несанкционированного доступа и утечки по техническим каналам. Но лингвистика не арифметика, где от перестановки мест слагаемых сумма не изменяется. От перестановки слов в термине его смысл меняется и иногда кардинально. Во всяком случае, эти понятия не будут тождественны как, например, понятие «научная методология» не тождественно понятию «методология науки». По этой же причине понятие «информационная безопасность» не тождественно понятию «безопасность информации». Если последняя – проблема по преимуществу техническая, то первая – гуманитарная и напрямую связана с состоянием информационного пространства в стране, регионе, отдельном ВУЗе и формированием любой личности, включённой в это пространство, будь то студент, молодой учёный или маститый академик.

Чтобы разобраться, как влияют друг на друга различные объекты или процессы, нужно уяснить их сущность, и, исходя из этого, дать им адекватные определения, сформулированные по правилам науки.

Так, с позиции науки информационная безопасность – это ситуация, при которой воздействие элементов внешней и внутренней среды не может причинить существенный, с точки зрения оценивающего ситуацию субъекта, вред в виде нарушения информационной инфраструктуры (деструкции) субъекта-объекта информационной безопасности, нарушения (затруднения исполнения) им своей информационной функции (дисфункции), ухудшения условий существования (дискомфорта) [3].

Вред субъекту (как объекту информационной безопасности) может быть причинён в результате физического или информационного воздействия на:

-      него самого;

-      его информационную инфраструктуру;

-      его информационные ресурсы;

-      информационное пространство, в котором он находится;

-      информационную инфраструктуру, частью которой он является.

При такой трактовке понятия «информационная безопасность» уже прорисовывается связь информационной безопасности с научным потенциалом студента. Для более чёткого понимания этой взаимосвязи необходимо выяснить, каково содержание понятия «научный потенциал студента».

В научной литературе нет четкого определения ни понятия «научный потенциал», ни понятия «научный потенциал студента». Ряд авторов считает, что научный потенциал есть система знаний и достижений (открытий, изобретений и др.), завершенных диссертационных, других научных исследований и опытно-конструкторских разработок, технологий, производственного опыта, исключительное пользование которыми в соответствии с международными и государственными охранными документами принадлежит государству, субъекту хозяйствования и т.п. [2]. Однако, как считает Н.А. Белова научный потенциал – это не только достижения, но еще и ресурсы, имеющиеся в наличии и доступные для развития экономики, в том числе научные кадры, сеть образовательных и научно-исследовательских учреждений и т.п. [4]. Короткое и ёмкое определение понятия «научный потенциал общества» дала В.Ф. Кузнецова в [5]. Если спроецировать его на студента, можно получить следующее: научный потенциал студента – это реальные возможности, которыми обладает студент для осуществления научных исследований и использования их результатов в социальной практике. Более развёрнутое определение, правда, понятию «исследовательский потенциал студента», дала группа авторов под руководством Н.В. Бордовской. По их мнению, он представляет собой совокупность психологических качеств (мотивационной, когнитивной и поведенческой сферы, определяемых общественными, социально-психологическими и вузовскими условиями), а также их личностную аранжировку, обеспечивающую эффективное решение исследовательских задач (в рамках учебно-исследовательской и научно-исследовательской деятельности) [6]. Это определение интересно ещё и тем, что в нём обозначены две группы факторов, от которых зависит научный (исследовательский) потенциал студента:

1) внутренние: психические качества, мотивация, знания;

2) внешние: общественные и вузовские условия.

И вот, как только мы вывели более-менее удобоваримые, с научной точки зрения, определения понятий и разобрались в содержании самих феноменов, сразу стала понятна их взаимосвязь и степень взаимного влияния: все факторы, определяющие научный потенциал студента, напрямую зависят от состояния информационного пространства, в котором находится студент. Это является следствием универсальности такого феномена, как социальная информация. Всё – и предметы, и явления – выражены посредством социальной информации. Т.е. социальная информация является эквивалентом всего сущего, в т.ч. самого социума и его бытия. Но социальная информация является не только средством выражения, но и средством конструирования реальности. Без неё невозможно ни целеполагание, ни целедостижение. Именно с её помощью социальные явления становятся согласованными друг с другом, а многие только благодаря ей становятся возможными. Т.е. социальная информация одновременно является и их причиной, и их основанием, и их выражением. Более того, социальная информация это и конечный продукт, и технология его получения, и исходный материал самой себя. Социальная информация – это средство:

1) формирования картины мира;

2) самоидентификации;

3) определения целей деятельности;

4) достижения выбранных целей [7].

И от качества информации и характера организации информационных потоков будет зависеть результат любой деятельности в обществе, в том числе и, в первую очередь, формирование научного потенциала страны, ВУЗа, студента.

Конечно, можно поставить задачу сформировать высокий научный потенциал у отдельно взятого студента или студентов отдельно взятого ВУЗа. Это будет реализуемая задача? Если речь вести об отдельно взятом студенте – вполне, если об отдельно взятом ВУЗе – трудно, но можно, если о стране, то без специально для этого разработанной и, главное, реализуемой государственной политики, – это сделать будет невозможно [8].

Что нужно делать для повышения научного потенциала студента?

Во-первых, создать соответствующие общественные и вузовские условия, в том числе, методами информационного воздействия. Например, сформировать культ знания, поднять престиж научной деятельности, создать вокруг науки, а не религии, культ святости и т.д. Это поможет параллельно решить вторую задачу – задачу мотивации. Каков сегодня основной мотив поступления студента в аспирантуру? По моим наблюдениям – уклонение от службы в армии. А должен быть? Стремление к открытию нового. Без соответствующего организационного преобразования здесь не обойтись, но нельзя и игнорировать возможности информационного воздействия. И, наконец, в-третьих, нужно снабдить студента, как будущего учёного, соответствующими знаниями и методологией.

С точки зрения обеспечения информационной безопасности, знания, предназначенные для удовлетворения информационной потребности любого индивида, а тем более будущего учёного, должны быть достоверными, доступными и достаточными [9]. А методологию учёный не только должен знать (и не абы какую, а научную), но и уметь ей пользоваться, применять на практике. Обеспечивает ВУЗ сегодня студента такими знаниями? Формирует нынешняя высшая школа соответствующие, как сейчас принято говорить, компетенции? Возможно. Но у меня сложилось (и не на пустом месте) мнение, что нет. Особенно это касается методологии. Стержнем любой методологии является логика. Логику, ни формальную, ни любую другую, либо не преподают, либо преподают недостаточно. Знания, которыми сегодня снабжают студентов, либо недостоверные (в т.ч. устаревшие, неверифицированные должным образом, наблюдается повсеместное засилье эзотеризма и клерикализма), либо недоступны (вследствие «цифрового неравенства», коммерческой тайны, интеллектуальной собственности, заваленности «информационным мусором», семантической недоступности (на иностранном языке) и т.д.), либо не в том объёме, в котором требуется будущему учёному (поверхностные и неактуальные). Даже если нужные знания всё-таки преподают аспирантам, большинство из них банально не ходит на занятия: одним это не нужно (тем, кто «косит» от армии или родители заставили идти в аспирантуру), другие не могут – работают, чтобы хоть как-то обеспечить себя (взрослые уже) и свои семьи (у некоторых уже и дети есть).

Понятно, что подход к формированию научного потенциала студента должен быть комплексным и системным. В нём должны принимать участие как субъекты научной сферы – органы государственного управления, РАН, ВУЗы, сами учёные и студенты, – так и средства массовой информации, блогеры и просто активные граждане. Немаловажная роль в этом процессе должна в современных условиях отводиться обеспечению информационной безопасности  субъектов социальных отношений всех уровней структурной сложности, но информационной безопасности в правильном – научном, а не изотерическом, – понимании этого феномена. Этому должно было бы способствовать и преподавание в обязательном порядке основ информационной безопасности и не только аспирантам, но, прежде всего, самим преподавателям ВУЗов. В информатизированном обществе должна быть сформирована соответствующая этому обществу культура и, в том числе, культура информационной безопасности [10]. И чтобы привить студентам нужные знания и сформировать у них нужные навыки, начинать следует с тех, кто студентов учит, – с преподавателей.

 

Литература

 

1. Проскурякова Л. А. Развитие научного потенциала студентов в аспекте здоровьеформирования // Молодой ученый. — 2009. — №12. — С. 336-338. – Имеется электронный аналог: http://moluch.ru/archive/12/895/ (28.02.2017).

2. Самарин А.Н., Семёнова Е.В., Фионова Л.К. Умного убей! [Электронный ресурс] / Движение за возрождение отечественной науки. – 2013. – Режим доступа: http://www.za-nauku.ru/?id=6808&option=com_content&task=view (28.02.2017).

3. Атаманов Г.А. Азбука безопасности. Методология обеспечения информационной безопасности субъектов информационных отношений / Г.А. Атаманов // Защита информации. Инсайд. – 2014. – № 5. – С. 8 - 13. – Имеется электронный аналог:

4. Белова Н.А. Методика оценки научного потенциала региона // Электронный научный журнал «Управление экономическими системами, 2013. – Режим доступа: http://uecs.ru/logistika/item/2047-2013-03- (28.02.2017).

5. Кузнецова В.Ф. Научный потенциал общества / Национальная философская энциклопедия. – Режим доступ: http://terme.ru/termin/nauchnyi-potencial-obschestva.html (28.02.2017).

6. Исследовательский потенциал студента // Презентация под рук. Н.В. Бордовской [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.psy.spbu.ru/  (28.02.2017).

7. Информационная безопасность субъекта экономической деятельности / Г. А. Атаманов, А. Ф. Рогачев. – Волгоград: ИПК ФГОУ ВПО ВГСХА «Нива», 2008. – 132 с.

8. Бузский, М. П. Субъектные позиции государства в обеспечении направленности общественного развития // Стратегии динамического развития России: единство самоорганизации и управления: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. Т.II. - Ч.2.- М., 2004.- С.134-138.

9. Атаманов Г.А. Азбука безопасности. Информационная безопасность: содержание понятия и его определение / Г.А. Атаманов // Защита информации. Инсайд. – 2013. – № 3. – С. 8 - 13.

10. Атаманов Г. А. Информационная безопасность – учебная дисциплина, отрасль знания, технология и элемент культуры // Информационно - образовательная среда ВУЗа как фактор профессионального становления специалиста: материалы научно-методической конференции: научное издание /  Волгоград: ИПК ФГОУ ВПО ВГСХА «Нива», 2008. – С. 93-94.
__________________________________________________________________________________
 
Атаманов Г.А. Влияние информационной безопасности на формирование научного потенциала студента / Развитие научного и художественного мышления как фактор воспитания личности: материалы Международной научно-практической конференции, 4 апреля 2017 года, г. Волгоград. – Волгоград: ФГБОУ ВО Волгоградский ГАУ, 2017. – Ч. 1. С. 32-37. – Имеется электронный аналог: http://gatamanov.blogspot.ru/2017/05/blog-post_24.html.
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий