вторник, 20 декабря 2016 г.

Почему то, что для меня очевидно, для других – невероятно?

5 декабря этого года Президент РФ утвердил своим указом новую версию Доктрины информационной безопасности Российской Федерации.

Разработана Доктрина была Советом Безопасности и даже была представлена общественности для обсуждения. Принял участие в обсуждении и я (текст - тут). Услышан не был, что, собственно, и не удивительно. Думаю, не я один. Обычная практика. По Жванецкому: пишите ваше мнение, оно нам и так известно. В результате подсунули Президенту на подпись очередную эзотерическую лабудень методологически несостоятельную эзотерику, которая будет работать внутри страны ровно так же, как и все предыдущие (её явно внешнеполитическую направленность обсуждать не буду, политика – не моё).

Сравнивать тексты проекта и утверждённого варианта тоже не буду. Принципиальных отличий я не заметил. Очень хотел бы узнать фамилии авторов этого опуса: должна же страна знать своих «героев». Но и это, видимо, не судьба. Это уже по Крылову: знает кошка, чьё мясо съела (т.е. бюджетные денежки) и предпочитает оставаться инкогнито. А может и не знает. Может думает, что сотворила гениальный документ. Один мой товарищ высказал версию, что за этим стоит Лопатин. Я думаю – Бочило. Кто из нас прав и прав ли кто-то из нас, мы вряд ли узнаем. Но не это главное. Главное – в доктринально-концептуальном подходе к трактовке информационной безопасности без особых перемен.

Из неособых:
- из определения понятия «информационная безопасность» изъяты «интересы», исходя из чего объектами защиты должны стать не интересы личности, общества, государства, а сами личности, общество, государство, но при этом: стратегическая цель обеспечения ИБ (да ещё и в области обороны страны) – защита жизненно важных интересов личности, общества, государства!? Как это понимать? Когнитивный диссонанс человеку с нормальным логическим мышлением обеспечен;
- впервые появилось упоминание о достоверной информации, правда, только в отношении государственной политики и официальной позиции руководства, что, опять же, обеспечит когнитивный диссонанс и правовые коллизии, но в этом случае уже подавляющему большинству граждан: почему в отношении государственной политики и официальной позиции руководства информация должна быть достоверной, а во всех остальных случаях – нет?;
- акцент сделан на гуманитарной составляющей информационной безопасности, т.е. информационной безопасности как защите [личности, общества, государства] от деструктивного информационно-психологического воздействия, а не на технической, т.е. защите информации (и тем более от НСД). Про НСД – вообще ни слова, что правильно и, значит, хорошо.

Тем не менее, общее впечатление от Доктрины – удручающее. Методологических, логических и стилистических ошибок – тьма. В том числе все те, о которых я писал в своём комментарии.

К своему глубочайшему удивлению я не увидел ни одного критического замечания в отношении этой Доктрины со стороны людей, считающих себя специалистами в сфере информационной безопасности. Ни тогда, ни сейчас. Чем это обусловлено?

Я задумался, почему я вижу недостатки разных там РД и НМД, а остальные не видят? Причём недостатки эти не скрыты где-то в глубине, а лежат на поверхности. Они очевидны!

Почему то, что для меня очевидно, для других невероятно?

Может быть у меня на глазах очки, как у жителей изумрудного города?

Для тех, кто не в курсе: жители изумрудного города носили очки зелёного цвета, чтобы всё казалось им изумрудным.

Тогда какого цвета очки должны быть у человека, который видит (по мнению толпы) только недостатки? Чёрные? Коричневые? Но и те, и другие только ещё больше скрывают недостатки. Через них вообще почти ничего не увидишь, а тем более недостатки. Жёлтые? (к жёлтому цвету у человеческого глаза максимальная чувствительность…) Но тогда «жёлтые» недостатки выпадают из поля зрения и «жёлтые» (т.е. радостные) эмоции появляются. Значит, опять не то?!

И тут меня осенило: чтобы видеть недостатки, нужно быть без очков и видеть всё без искажений. Только когда человек смотрит на реальную действительность без каких-либо очков, только тогда он видит всё правильно. Правда, если у него со зрением, разумом и рассудком всё в порядке, т.е. человек видит, осознаёт и излагает увиденное корректно.

И если другие не видят того, что вижу я, того, что лежит на поверхности, то это значит, что не у меня очки на глазах, а у них! И шоры! Которые не позволяют посмотреть на проблему чуть шире, чем это требуется от «рабочей лошади».

Так что, господа, если вы не видите абсолютно очевидных недостатков РД и НМД, это ваши проблемы! Проблемы восприятия, осознания, совести.

Снимите очки и шоры со своих глаз, смойте с них пелену, и вы увидите, в каком «кривом» мире мы живём – мире «кривых» определений, «кривых» требований, «кривых» норм.

Только людям со слабой психикой и отсутствием совести не стоит этого делать. Первым – опасно для своего здоровья, вторым – опасно для здоровья окружающих. 

PS: Кстати, каждая доктрина имеет своё краткое название, в котором в лаконичной форме выражается её суть. Например, доктрина Трумэна - «доктрина сдерживания», доктрина Монро – «Америка для американцев», «доктрина ядерного сдерживания», «доктрина ядерного возмездия» и т.д. Интересно, какое краткое наименование дали Доктрине информационной безопасности Российской Федерации её создатели?

2 комментария:

  1. Может никому эта Доктрина в практической деятельности не нужна? Поэтому никто её и не рассматривает с критической точки зрения. Документ ни о чём. Старая Доктрина кому то помогала или мешала?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В российской политической науке военная доктрина трактуется как «научно обоснованная и официально принятая на достаточно длительный период времени система руководящих установок, определяющих применение средств военного насилия в политических целях, характер военных задач и способы их решения, направленность военного строительства. Устанавливает сущность, цели и характер возможных войн, военно-политические, стратегические, технические, экономические, правовые, другие важнейшие аспекты военной политики, касающиеся подготовки государства к войне или к отражению агрессии» (Политическая наука: Словарь-справочник. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology).
      Если исходить из этого определения, то Доктрина нужна. Более того, нас не спрашивают: нужна она или нет. Она – есть. И в соответствии с ней будет выстраиваться нормативная и правовая база информационной безопасности. А так как эта Доктрина полностью ненаучная, да ещё и не очень грамотная, то и построенная на её базе система обеспечения информационной безопасности будет такой же.
      Такая система будет помогать или мешать?
      Я думаю, будет как всегда – одним она будет помогать, другим – мешать. Но помогать – единицам стейкхолдеров, а мешать – миллионам граждан.

      Удалить